По законам фармпроизводства

Опубликовано: 29 ноября 2017, 15:02
«Россия, Казань, ул.Ю.Фучика, 34» — этот адрес значится на каждой баночке и тубе, выпускаемой казанским ООО «Мюстела» — знаменитым производителем гипоаллергенной косметики на норковом масле. Основатель компании, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент Российской академии естественных наук Александр Девятаев, много лет преподававший в Казанском государственном медицинском университете, говорит, что это – гарантия качества каждой баночки: «Адрес остается неизменным уже на протяжении 25 лет, то есть со времени основании компании. Указывая свой фактическое месторасположения, мы говорим своему покупателю, что готовы нести ответственность за качество нашей продукции».
 
ООО «Мюстела» базируется в помещении бывшей аптеки «Татарстанфармации» — на несколько 360-ти квадратных метрах размещается и производство, и аналитическая лаборатория, и коммерческие службы, и кабинет руководителей компании, в которой вопросами рынка ведает супруга Александра Девятаева — Фирдаус.
 

 
Косметика «Мюстела» не просто много раз признавалась лауреатом конкурса «Лучшие товары и услуги Республики Татарстан» — Фирдаус Девятаева получала награду из рук организаторов конкурса «100 лучших товаров России» уже в первый год его проведения. О том, чем уникальна косметика «Мюстела», как рождается новый крем, на ком испытывается новая продукция и о многом другом Александр Девятаев в интервью bestoftatarstan.ru. 
 
— Александр Михайлович, расскажите, в чем суть вашего изобретения, легшего в итоге в основу косметики «Мюстела»?
 
— В свое время я и моя коллега и соратник, ныне профессор КГМУ Светлана Егорова поставили перед собой задачу разработать современную по тогдашним меркам (впрочем, современной и непревзойденной по качеству, она остается и сегодня) основу для лечебных мазей. До этого все лечебные мази делались, как правило, на основе свиного жира или вазелина. Наша основа – «Лечебно-косметическое средство Мюстела» обладала целым рядом преимуществ по сравнению с предшественниками – она не пачкала одежду и постельное белье, хорошо всасывалась, увлажняла кожу, и, главное, была гипоаллергенной. То есть уже тогда она удовлетворяла всем требованиям, которые сегодня для фармпроизводств мира являются общепринятым стандартом. 
 
Мы со Светланой Егоровой запатентовали и состав, и способ производства. Наша основа содержит норковое масло в виде микрогидрогенной эмульсии типа масла в воде, стабилизированной эмульсионными восками, которые содержат эмульгатор, по составу наиболее близкий к фосфолипидам кожи. А способ производства отличается тем, что условия производства, заявленные в патенте, позволяют свести количество консервантов в продукте к возможному минимуму. Именно минимальное содержание консервантов и норковое масло в составе, в первую очередь обеспечивают нашей косметике гипоаллергенные свойства.
 

 
— Каковы потребительские свойства норкового масла?
 
— Оно придает гладкость и эластичность коже, обеспечивает ее увлажняемость, содержит группу токоферолов – так называемый витамин Е. Кроме того, норковое масло не просто гипоаллергенно само по себе – оно устраняет явления раздражения на коже, ускоряют заживление мелких порезов и трещин, ликвидирует шелушение и т.д. 
 
— Каковы ежемесячные объемы производства на «Мюстеле»?
 
— Максимум, на который рассчитан наш главный реактор – всего 200 литров. По меркам крупных производителей, объемы производства которых исчисляются тоннами и даже десятками тонн, у нас даже не малотоннажное, а микротоннажное производство. Максимум, который мы можем произвести в месяц – это 100 тысяч баночек. Но как правило, это порядка не более 60 тысяч условных 50-миллилитровых баночек и туб в месяц.
 

 
 
— Довольно широко распространено мнение, что только крем в стеклянной упаковке может быть качественным. Какую упаковку используете вы?
 
— Найти хорошего поставщика упаковки – большая проблема. Потому что некачественный пластик при контакте с кремом может изменить потребительские свойства последнего. Это в лучшем случае, а в худшем – сделать его токсичным. Мы закупаем баночки в Уфе, в Германии и Италии, тубы – в Польше. Эта тара нами испытана уже на протяжении многих лет. К тому же, перед тем, как расфасовать крем, каждую баночку мы моем и сушим. А что касается стеклянной посуды, то в настоящее время ее используют очень немногие производители косметики – как правило, это не стекло, а стеклопластик. 
 
— Александр Михайлович, помимо косметики на норковом масле, вы производите косметику халяль и косметику для вегетарианцев. Какова доля такой продукции в общем объеме производства, и чем принципиально она отличается от основной линейки «Мюстелы»?
 
— Не более 5%. Основное отличие в том, что косметика халяль и косметика для веганов не содержит норкового масла, а в качестве основы крема используются масла раститетельного происхождения. Отмечу, для производства халяльной косметики, мы используем не просто отдельную посуду – мы даже варим ее в отдельном реакторе. Помимо того, что наша косметика сертифицирована Духовным управлением мусульман РТ, она единственная в России имеет сертификат халяль от Российского центра стандартизации и метрологии. 
 

 
— Сколько наименований включает в себя линейка «Мюстелы»?
 
— Ох, вот этого я вам не скажу. Я никогда не рассматривал производство косметики как бизнес в чистом виде – в разработке новых продуктов мною по-прежнему, как и много лет назад, движет научный, а не денежный интерес. У нас есть мощное лабораторное звено, и разработка рецептуры может занять и год, и несколько лет. В этот период изучаются физико- химические параметры, исследуется поведение крема при разных условиях хранения и т.д. На научно-исследовательские работы мы тратим порядка 25% бюджета компании. 
 
— А как рождается новый крем? Как вы понимаете, что пора выводить на рынок новинку?
 
— Я называю это «народным маркетингом». Довольно часто наши покупатели говорят нам – «а вот хорошо бы, чтобы вы делали еще и это». Мы начинаем, пробуем. Вот, к примеру, у нас есть крем «Пиав». Когда-то мы выпускали гепариновую мазь ( гепарин – это вещество, выделяемое медицинской пиявкой) для лечения заболеваний сосудов нижних конечностей, и она была чрезвычайно востребована. Когда мы были вынуждены (в связи с изменением законодательства) закрыть фармацевтическое производство, наши же покупатели нас просили – ну вы хоть что-нибудь с гепарином сделайте. Мы несколько лет работали над рецептурой, и в итоге появился «Пиав» — крем с лиофилизированном экстрактом пиявки. Если приглядеться, в креме можно разглядеть черные точки – это как раз кусочки шкурки пиявки. Полезных свойств у этого продукта гораздо больше, чем у  гепариновой мази. А по силе воздействия это больше, чем косметический крем – это уже ближе к космецевтике.
 
— Есть ли компоненты, использование которых в производстве для вас – табу?
 
— Мы никогда не делали кремы с содержанием фруктовых кислот, хотя на это была большая мода. Фруктовая кислота – это аллерген, и потому это вредно для кожи. 
 

 
 
— Александр Михайлович, вы не выпускаете новый продукт в серию до тех пор, пока не проведете тестирование. Как это происходит?
 
— В качестве тестеров очень часто выступают сами сотрудники компании – а их вместе с коммерческим звеном порядка 35 человек. И у нас есть сформировавшаяся группа тестеров-добровольцев. Если мы выводим на рынок продукт с содержанием некоего активного вещества, аналоги которому уже есть на рынке, мы обязательно проводим сравнительное тестирование: для объективности картины баночки с кремом – нашим и не нашим, засекречены. Но, как правило, те, кто в наших тестах участвует не первый раз, нашу продукцию узнают даже без этикетки на баночке, что, конечно, осложняет тестирование новых кремов.
 
Кроме того, у нас есть своя аналитическая лаборатория, где осуществляется контроль качества входящего сырья. Из каждой партии готового крема мы забираем три контрольных единицы продукции, и, если вдруг в производственном цикле появляется какая-то проблема, у нас всегда есть контрольный образец. Такая система контроля качества есть только на фармацевтических производствах — мы, повторюсь, ее сохранили и поддерживаем со времен производства основы для мазей. 
 
— Какой продукт вы считаете вашим бестеллером – что держится на рынке дольше всего, и на что приходятся самые большие объемы производства?
 
— Абсолютный бестселлер «Мюстелы» — это детский крем. Его мы производим с момента основания компании и в самых больших объемах. Есть женщины, которые говорят нам: 25 лет назад я покупала этот крем для себя, потом для своего ребенка, а теперь покупаю для внуков. Детский крем выпускается даже в ведерках по 400 г – для детей-аллергиков он является настоящим спасением. Понимая, что это в большой степени социальный продукт, мы таким покупателям делаем скидку за счет компании. Кроме  того, описано, что у лиц, страдающих неврологическими и онкологическими заболеваниями – а при таких диагнозах меняется и состояние кожи, при употреблении нашего крема улучшалось ее состояние, а вслед за этим – и поведение, и общее самочувствие.
 

 
У «Мюстелы» несколько патентов, и именно «будущий детский крем» был запатентован в качестве основы для мази. Если попробовать подсчитать количество людей, пролеченных мазями на этой основе, я думаю, получится не менее 20 млн человек. Если бы в свое время небольшим экспериментальным производствам не было законодательно запрещено фармацевтическое производство, мы бы могли и сейчас обеспечивать не менее 70% потребности республики, а, может быть, и всего Поволжья, в современной гипоаллергенной основе для мазей. 
 
  — Косметики по уходу за кожей на рынке великое множество. Как следствие – множество фальсификата. Дайте совет женщинам как выбирать косметику?
 
— Ориентироваться, надо, прежде всего, на имя. А еще внимательно смотреть на этикетку. Я могу сказать, что некоторые производители заявляют в составе кремов компоненты, которых вообще нет в природе. Пусть вас не вводит в заблуждение и большое количество ингредиентов – чем их больше, тем выше вероятность возникновения нежелательных реакций. Так что, по существу, чем короче раздел «состав», тем лучше. 
 
— Александр Михайлович, сколько магазинов сегодня насчитывает сеть «Мюстелы»?
 
— Какая-то часть продукции реализуется через наш интернет-магазин. «Офлайновых» магазинов у нас всего два – на улицах Карбышева и Баумана, еще три индивидуальных предпринимателя работают под нашей маркой. И, кстати, 50% выручки нам приносит магазин на Баумана – для туристов «Мюстела» становится таким же брендом Казани и Татарстана, как, например, чак-чак или известный алкогольный бальзам. Чему мы, надо сказать, очень и очень рады.
 

Новости этой же рубрики



Комментарии
Оставьте отзыв (0)


    Контакты

    • Телефон: 210-05-02
    • Адрес: Казань, Ул. Островского, 4
    Нажимая на кнопку Отправить, вы принимаете условия соглашения об обработке персональных данных